Валютные ипотечники останутся со своими проблемами наедине

Сегодня мы предлагаем ознакомиться с информацией на тему: "Валютные ипотечники останутся со своими проблемами наедине" от профессионалов понятным языком для людей.

Валютные ипотечники останутся со своими проблемами наедине

Каждый день возле Госдумы стоят одиночные пикетчики с просьбой решить их проблему: невозможностью исполнить ипотечные валютные обязательства. Каждый день всевозможные форумы пополняются криками отчаяния с описанием одной проблемы, но с разными жизненными ситуациями. Положение валютных заёмщиков ухудшается стремительно. Уже есть случаи, когда банки поспешно и по бросовым ценам реализуют залоговую недвижимость. Люди остаются без денег и жилья. Наедине со своими проблемами. Не случайно, к этой теме подключились не только государственные структуры, общественные организации, но и православная церковь, обеспокоенная ростом суицидов.

В интервью газете «Московский комсомолец» Елена Николаева рассказала о мерах, которые предпринимает возглавляемая ею рабочая группа законодателей, представителей банков, ассоциации валютных заемщиков по решению проблемы с валютными ипотечными кредитами.

Николаева отметила, что основные болевые точки ипотечного валютного кризиса связаны с одномоментным ухудшением финансового положения многих семей из-за роста курса валют: ежемесячный платеж вырос до 3-х раз, сумма платежа в отдельных случаях превышает доходы семьи, а остаток долга превышает стоимость объекта недвижимости до 2-х раз (с учетом многолетних выплат и первоначального взноса). Одновременно, заемщикам не предлагают приемлемые для них предложения от банков – зачастую это рефинансирование по текущему курсу и текущим ставкам, что означает заведомо необслуживаемый новый кредит.

Первый зампред Комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Елена Николаева отметила, что важность и скорость решения этой проблемы связана не только с угрозой социальной стабильности для многих российских семей в связи с потерей жилья, но и безопасностью государства. Нельзя исключить возможность «эффекта домино». Так, невозврат ипотечных долгов неминуемо приведет к снижению ликвидности банков, невостребованности новых кредитных продуктов из-за невыгодных условий, что в свою очередь связано с высокой ставкой рефинансирования. В конечном итоге, застой в банковской деятельности обусловит замедление роста рынка недвижимости и связанных с ним реальных секторов экономики, что существенно усугубит экономический кризис.

До того, как эти распоряжения наполнятся реальными деньгами и начнут работать, рабочая группа, состоящая из всех заинтересованных сторон: законодателей, ЦБ, кредитных организаций, активистов валютных ипотечных заемщиков, представителей Минстроя, АИЖК и др. призывает ввести временный мораторий на отъем жилья, начисление пени и штрафов для заемщиков, исправно плативших до 10 ноября 2014 г. — отметила Николаева. Кроме того, принято решение предусмотреть на законодательном уровне право заемщика на однократную реструктуризацию ипотечного займа, иными словами — обязать кредитора однократно сделать реструктуризацию по заявлению заемщика. Соответствующие поправки подготовлены в федеральный закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

Елена Леонидовна рассказала и о дискуссиях в рабочей группе, где представители ассоциации сами предложили распространить эти меры не только на валютных заёмщиков, но и тех, кто брал кредит в рублях т.к. важно помочь в первую очередь тем, кто нуждается, кто оказался в сложной жизненной ситуации, например, у которых выплаты приближены или превышают совокупный доход семьи, кто потерял работу, кормильца и др. случаи. В настоящее время специальной рабочей группой по данному вопросу вырабатывается ряд критериев, определяющих принадлежность гражданина к категории «оказавшихся в сложной жизненной ситуации» и, соответственно, его право получить помощь от государства.

Назвала парламентарий и сроки, в течение которых эти предложения обретут законодательную форму: это март — начало апреля. Она также отметила, что все решения будут компромиссны, что понятно: ведь всем сторонам надо будет сделать уступки друг другу: заемщикам (не всем смогут помочь, а только тем, кто попал в трудную жизненную ситуацию), банкам (частичное покрытие выпадающих доходов) и государству (выделение незапланированных средств из федерального бюджета). И это оправданно, отметила депутат, что соответствует совокупной вине всех сторон в возникшей проблеме: все понимали риски, связанные с валютным кредитованием, особенно после кризиса 2008 года. Банки зачастую сами навязывали валюту и снижали требования по кредиту, формируя структуру своего кредитного портфеля с со значительной долей валютной ипотеки. Да и государство тоже знало о таких рисках и не выступило с дестимуляцией валютного ипотечного кредитования.

В заключение Елена Леонидовна призвала пострадавших заемщиков к терпению, т.к. все стороны очень напряженно работают, хотя и не так быстро, как того требуют обстоятельства попавших в трудную жизненную ситуацию людей.

[1]

Сегодня в России около 50 тыс. действующих валютных ипотечных кредитов. В рамках группы Всероссийского движения валютных ипотечных заемщиков удалось собрать и провести анкетирование около 2500 заемщиков, из них:
• 80% — имеют детей: 31% – двух и более детей, 6% – многодетные семьи;
• 25% уже не могут вносить ежемесячные платежи в полном объеме;
• 60% заемщиков брали кредиты в 2007-2008 годы (пик активности продвижения программ валютной ипотеки, Банк «ДельтаКредит» в 2008 году имел 48% валютной ипотеки);

Пресс-служба депутата ГД РФ Е.Л.Николаевой

Почему голодают валютные ипотечники

Третий день валютные ипотечные заемщики Совкомбанка проводят голодовку в московском отделении кредитной организации. Причина голодовки — новость о том, что их валютные кредиты продали за рубли и с дисконтом в 90%.

Ипотечные заемщики Совкомбанка, которые объявили 11 мая бессрочную голодовку, — это бывшие клиенты Нордеа-банка. Напомним, в январе российская «дочка» шведской группы Nordea заключила сделку по продаже ипотечных кредитов Совкомбанку. Около 30% портфеля — кредиты в иностранной валюте. Стоимость сделки составила порядка 16 млрд руб.

По данным общественного движения «Московский совет», из материалов прокурорской проверки, инициированной из-за многочисленных нарушений прав потребителей «Совкомбанка», валютные ипотечные заемщики выяснили, что их кредиты купили за рубли с дисконтом — до 90%.

В феврале текущего года акция протеста валютных заемщиков уже проводилась у здания Совкомбанка. Люди требовали перевода в рубли их валютных кредитов. Однако просьбы руководство кредитной организации не услышало, что и привело к сегодняшней голодовке.

Сообщалось, что многочисленные обращения заемщиков о реструктуризации привели к угрозам со стороны банка продать пакет закладных активистов коллекторам.

Три дня назад сообщалось, что группа заемщиков посетила Совкомбанк с целью пригласить на переговоры руководство, однако встретила полное игнорирование ситуации. Как уточнили в Московском совете, за несколько часов нахождения в здании Совкомбанка к валютным ипотечникам никто не вышел. Они вручили коллективное обращение, которое также осталось без ответа. После этого заемщики объявили голодовку и отказались покидать клиентскую зону бизнес-центра, расположенного на Краснопресненской набережной.

Охрана бизнес-центра оформила жалобу о нарушениях. В ночь на 11 мая сотрудники полиции ОВД Краснопресненское задержали пятерых голодающих, обвинив в неповиновении требованиям представителей закона. Однако другие валютные заемщики Совкомбанка продолжают находиться в здании кредитной организации. На место голодовки прибывают новые участники. Люди находятся без воды и еды. В руках плакаты — «Современное рабство», «Мародёры у руля», «Остановите геноцид».

Читайте так же:  Выплаты на покупку лекарств будут увеличены

На запрос DME о ситуации с голодающими валютными ипотечниками Совкомбанк на момент подготовки публикации не ответил.

В интервью одному из московских телеканалов Сергей Миронов, глава думской фракции от «Справедливой России» заявил, что ситуация, в которой оказались валютные заемщики Совкомбанка, бесчеловечна. Но он также добавил, что сегодня это типичная история.

«Это наши граждане, наши люди, которые верили государству, верили, что курс рубля будет стабилен. И, как в народе говорят, они попали», — добавил Сергей Миронов. Парламентарий считает, что делать вид, что проблемы не существует, антисоциально.

В Госдуме сейчас на рассмотрении находятся четыре законопроекта, призванные решить проблему валютных заёмщиков. Однако пока ни один из них так и не нашёл одобрения большинства.

«С точки зрения закона, банк в полном праве переступить права требования и даже продать эти долги, — отмечает Саркис Дарбинян, партнер компании „Кредитная клиника“. — Однако с точки зрения социальной справедливости эти действия вызывают множество вопросов у валютных заемщиков, потому что им навстречу никто не пошел, зато с огромным дисконтом готовы эти долги перепродавать. Это абсолютно непонятная ситуация».

«Поведение руководства банка Nordea, продавшего долги своих валютных ипотечников за бесценок, можно обосновать солидарностью с остальным банковским сообществом, негласным принципом которого в данной ситуации является вынужденное удержание клиентов в тисках валютной ипотеки, а также отъём жилья, за которое люди уже вернули заёмные средства, но остались должны по гроб из-за резкой девальвации рубля», — комментирует Ирина Ости, координатор движения валютных заёмщиков.

По мнению Ирины, руководство Совкомбанка разглядело в этой сделке возможность неплохо заработать. «Купить долги за 10%, а стрясти по полной? О такой марже можно только мечтать».

Однако Ирина считает, что таким образом Совкомбанк заработал себе большую проблему, поскольку «подставил акционеров под имиджевые риски в надежде на баснословную прибыль». Так как возросшие вдвое долги валютные заёмщики вернуть физически не могут, сегодня Совкомбанк претендует на их жилье.

Саркис Дарбинян считает, что шансов на помощь со стороны государства или банков у валютных заемщиков все меньше. «Надо понимать, что закон далеко не на стороне валютных заемщиков, и органы исполнительной власти, по сути, отказались вмешиваться в эту историю. Поэтому спасение утопающих остается делом самих утопающих».

Саркис Дарбинян подчеркивает, что банки рассматривают все кредитные договоры в индивидуальном порядке: кто-то уже принял условия и предложил решение проблемы, но есть такие организации, которые жестко стоят на своих условиях и не готовы идти навстречу своим заемщикам.

По мнению Ирины Ости, решение проблемы видится исключительно в справедливой реструктуризации валютных ипотечных кредитов с переводом в рубли по курсу на дату заключения договора.

«Все эти годы граждане самостоятельно несли все договорные риски, в том числе валютные. В силу сложившихся форс-мажорных обстоятельств и в поддержку развития цивилизованного рынка ипотеки в России необходимо пересмотреть разделение рисков между физическими и юридическими лицами (банками) и избавить людей от некачественного и, как оказалось, опасного продукта под названием «валютная ипотека».

Геннадий Васильев, партнёр адвокатского бюро «Дмитрий Филин и партнёры», считает, что данное обстоятельство валютные ипотечные заемщики могут использовать в суде в своих интересах. «У них появляется, как минимум, повод предъявить исковые требования о признании такой продажи недействительной, — комментирует эксперт. — У валютного ипотечника появляется шанс „затянуть“ процесс. Он получает возможность требовать предоставления в суд необходимых документов, оспаривать решение, если суд решит, что такая сделка не ущемляет права валютного ипотечника. Все это может затянуть конкретный процесс по меньшей мере на год. Валютный ипотечник это время может продолжать жить в своей квартире. Кроме того, в правительстве идут дискуссии, как бы помочь оставшимся валютным ипотечникам. Может быть, такая задержка даст шанс дождаться необходимых перемен».

Однако Саркис Дарбинян настроен менее оптимистично: «Единственное, что остается сегодня валютным ипотечникам, — добиваться какими-то мерами гражданского протеста решений со стороны банков, которые в каждом конкретном случае определяют, как решить проблему валютных заемщиков».

Алексей Ходорыч: Валютные ипотечники на самом деле в большом отчаянии

Должны ли банки пойти навстречу валютным заемщикам и изменить условия рефинансирования их кредитов? Насколько масштабны нерублевые займы для банковской системы и как можно выйти из кризиса? Должно ли государство оказать помощь пострадавшим заемщикам? На эти и другие вопросы ведущему «Коммерсантъ FM» Анатолию Кузичеву ответили старший вице-президент, директор департамента ипотечного кредитования ВТБ 24 Андрей Осипов и журналист Алексей Ходорыч в рамках программы «Действующие лица».

«Банк исподволь подталкивал брать валютные кредиты»

Андрей Осипов о сочувствии к валютным ипотечникам: «Безусловно, я лично сочувствую людям, попавшим в эту ситуацию, при этом, безусловно, нельзя искать решение этой проблемы только в плоскости государственной помощи или в плоскости помощи со стороны банков».

Андрей Осипов о помощи заемщикам: «Банки уже давным-давно внедрили программу, которая предусматривает реальную помощь заемщикам, потому что еще с конца 2014 года и наш банк, и целый ряд других банков предлагают конкретные решения, они связаны со снижением ставки, например. Пришел человек, у него была 12% ставка по валютному кредиту, сразу мы готовы давать и даем 8% при любом условии. Факт обращения является поводом, безусловно, это один из способов. Точно также можно увеличить срок кредита и каникулы. Это действительно просто растягивает кредит по времени. Тем не менее, можно конвертнуть кредит в рубль, и мы активно весь прошлый год агитировали наших валютных заемщиков конвертнуться в рубль. Особенно, когда курс был в районе 50, мы очень активно всем предлагали, давайте конвертиться, будет хуже. Откликнулись на протяжении всего прошлого года порядка 500 человек, на конец года у нас 3800 валютных кредитов осталось, то есть 12%».

Алексей Ходорыч о непростом выходе из валютной ипотеки: «Я, разумеется, знаю обо всех программах, которые предлагают банки, в частности, мой банк «Дельта-кредит», но ни разу меня эти условия не устраивали, у них были либо предложения по финансированию в рубли по текущему курсу, условно говоря, получалось, что если, допустим, я платил порядка 90 тыс., то я их продолжал бы платить, только у меня уже был бы рублевый кредит, причем я заново начинал бы платить сначала проценты, аннуитетный платеж, потом уже тело. Вариант с реструктуризацией я вообще не рассматривал, это, честно говоря, какой-то капкан, я целый год бы платил на $200 меньше, а потом много лет на $200 больше».

«Конвертация по льготному курсу противоречит смыслу работы банков»

[1]

Андрей Осипов об уступках, на которые готов пойти ВТБ 24: «Есть ряд предложений. Во-первых, если заемщик все-таки хочет конвертироваться в рубль, то банк готов давать льготную рублевую ставку на уровне ключевой текущей ставки, что, в принципе, означает для банка убыточный кредит, но, тем не менее, банк на это готов. Второе: если заемщик все-таки хочет остаться в долларе, ему психологически некомфортно по выросшему курсу конвертировать свою задолженность. Банк готов точно так же снижать ставки и в валюте до уровня 7-8% годовых, и по практике нашего банка порядка 1,5 тыс. клиентов этим предложением воспользовались из 4 тыс., то есть 40%. И третий большой блок предложений — если заемщик все-таки готов расстаться со своей квартирой, то банк готов взять ее в качестве отступного с прощением остатка задолженности в определенных рамках и при этом, безусловно, это индивидуально всегда рассматривается, но мы рассматриваем варианты, когда заемщик может какое-то время еще жить, оставаться в этой квартире, мы готовы рассматривать варианты предоставления нового рублевого кредита на льготных опять же условиях со льготной ставкой.

Читайте так же:  Пособия многодетным одиноким матерям

Но при этом, безусловно, в чем самая конфликтная ситуация сейчас? Валютные заемщики единственное, что требуют и на что готовы согласиться, — это конвертация кредита по так называемому льготному курсу, то есть не по той цене, которую доллар стоит сейчас, а по той цене, которую доллар стоил какое-то количество лет назад, желательно на момент заключения договора. Еще целый ряд заемщиков хочет конвертироваться по курсу на какую-то отдельно взятую дату из 2014 года, это не так важно. Так вот, такую конвертацию по льготному курсу банк не делал, не делает и делать не будет, потому что это просто противоречит самому смыслу нашей работы».

О том, справедливо ли положение валютных ипотечников: «Никакого навязывания не было. Люди сами выбирали, выбирали лучшее, потому что понятно, что в тот момент рынок недвижимости в Москве и Питере — а вся валютная проблематика концентрируется в основном в этих двух городах — был в основном валютный, и это было нормально. И просто люди не задумывались о наличии валютного риска и выбирали то, что лучше, не понимая для себя всех последствий. Тезис о том, что банк все свои деньги получил, тоже очень странный, потому что банк ведь не свои деньги отдал заемщикам. У банка простой бизнес, классический — он берет деньги у одних людей, дает другим. И теперь, в логике конвертации, взял у Иванова, дал Петрову. Взял у Иванова $100, дал Петрову $100. И если Петров говорит, что нет, давайте-ка мы теперь пересчитаем те мои $100, который я взял у банка по какому-то другому курсу, банк что, должен взять и Иванову отдать тоже не $100, а какую-то сумму рублей по непонятному курсу, пересчитанному?»

Алексей Ходорыч о ситуации вокруг «Дельта-кредита»: «Представители «Дельта-кредита» выслушали заемщиков. Заемщики им говорили, что уже большая часть, то есть практически 80%, не платит. На судебное решение уйдет год, два, если банк начнет с ними всеми судиться. В это время квартиры падают в цене. Банк не заинтересован в такой судебной перспективе, и поэтому всем будет лучше договориться, тем более что большая часть долга фактически уже была выплачена».

«Большая часть людей всегда добросовестно платила, пока могла»

Андрей Осипов о необходимости конвертации долга: «С точки зрения помощи заемщикам: заемщиков немного, но объем, который нужен для этих заемщиков, большой, я эти оценки делал уже и в прошлом году, и они сейчас не изменились, но конвертация по льготному курсу стоит банку больше 10 млрд руб. И, например, по прошлому году это была значимая, очень значимая цифра, потому что у нас вся прибыль за прошлый год была 500 млн. Поэтому здесь тоже надо искать какой-то разумный компромисс, и мы эти компромиссные варианты предлагаем, большая часть валютных заемщиков соглашается с тем, что это действительно решение, это действительно выход. И заемщиков, которые от всего отказываются и настаивают исключительно на конвертации по льготному курсу, к счастью, не так много, и я все-таки думаю, что с этой частью наших клиентов мы найдем взаимовыгодное решение, но, опять же, лежащее не в плоскости конвертации кредитов по курсу на заднюю дату».

Алексей Ходорыч об отношениях банков и ипотечников: «Большая часть тех людей, которые сейчас оказались в такой ситуации, всегда добросовестно платила, пока могла. Говорят, что кто-то не просчитал риски, многие люди закладывали риск в два раза увеличения курса доллара, они могли платить. Сейчас реально человек платит 100-120 тыс., это деньги вообще не подъемные, это действительно может считаться форс-мажором, потому что функция государства, в том числе в защите курса рубля, не исполнялась. Сейчас она как-то исполняется очень точечно, допустим, жителям Крыма позволили рефинансироваться по 35, по 36. У всех возникает вопрос, а чем мы-то хуже, люди, которые платили все эти годы страховку?

Государство в таких ситуациях помогает и банкам, и крупным компаниям. Есть такое мнение, что если банки рухнут, рухнет вся банковская система, поэтому мы будем помогать банку, а заемщики пускай сами как-то решают. Но люди на самом деле в большом отчаянии, и честно говоря, я думаю, в интересах банкиров все это решить. Потому что просто так это замять не удастся, у меня есть очень много кейсов, один из главных редакторов обслуживается в Райффайзенбанке, он решил продать квартиру, нашел покупателя, провел оценку. Почти продал за 9 млн, что решило бы проблему с учетом того, что банк был готов простить, но тут банк сорвал сделку, сказал, что нет, это стоит 12 млн на падающем рынке. Многие банки вообще не идут на рефинансирование, потому что стоимость залога упала. А те, кто идет на рефинансирование, не предлагают ничего хорошего. Мне уже все равно: платить ли 100 или 150, это все равно неподъемно абсолютно. Такая проблема должна как-то решаться».

Как я стала валютным ипотечником

Зачем люди шли в кредитную кабалу

Пока несчастные граждане, которые взяли ипотеку в валюте, оккупируют банки, остальные упражняются в злорадстве. Но прежде чем кинуть камень в тех, кто оказался сегодня в безвыходной ситуации, стоит хотя бы задуматься, как они туда попали.

Уже несколько лет я с удивлением наблюдаю, как простые русские люди радуются несчастьям своих соседей — валютных ипотечников. «Сами идиоты, надо было брать в рублях», «не надо было играть в азартные игры с государством», «ничего себе, они нажиться хотели, а теперь им кто-то должен помогать» — это лишь самые человеколюбивые комментарии в адрес валютных ипотечников.

Я не знаю подробностей каждой истории, не могу сказать, почему кому-то удалось, как говорят, договориться с банком, а кому-то нет, кто-то успел перевести свой валютный кредит в рублевый, а у кого-то ничего не получилось. Я знаю только, как эти люди попали в такую ужасную историю.

Читайте так же:  Выплаты по имущественному страхованию

В 2006 году мы с мужем взяли в кредит 100 тысяч долларов на 15 лет и купили 55-метровую квартиру в «хрущевке». Мы оба работали, у нас была неплохая белая зарплата. Наш первый взнос был гораздо больше минимального — половина от стоимости квартиры, мы продали для этого свою маленькую однушку, куда мы никак не влезали растущей семьей.

Я скажу вам, почему мы взяли ипотеку в валюте: на рублевую нам не хватало денег. Мы не подходили никак под условия рублевого кредита, разница в процентах в те годы была колоссальная. Валютный кредит нам предлагали все банки как единственную возможность взять в долг недостающую сумму.

Тогда это не очень пугало, потому что квартиры продавались и покупались за доллары, даже если в договоре указывали рубли. Американская валюта тогда стоила 26-27 рублей и не дорожала.

Но главное, нам не казалось, что мы играем в какие-то игры. Наоборот, мы чувствовали себя взрослыми, добросовестными людьми, решившими сами, своим трудом и многолетними лишениями решить жилищный вопрос.

И вот мы стали честно выплачивать каждый месяц по 1 100 долларов, плюс еще около 1 000 долларов в год в качестве обязательной страховки. Было тяжеловато, но зато мы жили в своей квартире.

Мы были тогда дураками, согласна, мы вдруг подумали, что ипотека — нормальный финансовый механизм, с помощью которого люди во всем мире приобретают недвижимость. Мы полагали, что наша банковская система развивается, в том числе и благодаря таким людям, как мы. А значит, мы еще и работаем на развитие экономики вообще.

Когда наступил кризис 2008 года, и рубль пустился в свободное падение (на самом деле — просто потерял двадцать процентов веса, который потом почти полностью набрал), мы напились валерьянки и стали думать, что делать. Выяснилось, что делать нечего. Наши платежи были устроены таким образом, что первые годы мы гасили не тело кредита, а проценты. За два с лишним года мы заплатили банку 25 000 долларов, а долг наш уменьшился всего на пару тысяч.

Видео (кликните для воспроизведения).

Банк рассчитал, во сколько нам обойдется перевод валютного кредита в рублевый — оказалось, что это совершенно неподъемно, ежемесячный взнос увеличивался раза в полтора, даже если пересчитывать по растущему курсу. Тем более что в кризис все стали терять работу, все было очень тревожно.

В 2008 году, как вы помните, все относительно быстро устаканилось. Но осадок остался, стало очевидно, что от кредита надо, во что бы то ни стало, избавляться. И даже не потому, что только дурак в те дни не понял, что дальше будет только хуже, независимо от курса рубля.

Но эта генеральная репетиция нынешнего кризиса показала очень важные вещи: банк, который все эти годы процветал, в том числе и за счет твоего кредита, кинет при первой возможности. Государство, как обычно, сделает вид, что тебя нет. Но самое обидное, что простые русские люди, которые не только сами могли оказаться на твоем месте, но и оказывались сто раз, вместо сочувствия еще и подтолкнут тебя в спину, когда ты будешь падать.

Приложив нечеловеческие усилия, мы через несколько лет погасили этот долг — всего за шесть лет мы отдали банку около 150 тысяч долларов. Я считаю, что нам просто повезло, мы чудом остались с квартирой и не должны сегодня платить почти 100 тысяч рублей в месяц.

С тех пор в моей жизни появились два главных экономических правила: страх и недоверие. Я закрыла все кредиты и уничтожила кредитные карты. Я думаю, банки потеряли в моем лице небогатого, но честного клиента — одного из тех, на ком и держится нормальная банковская система.

Я ужасно сочувствую тем, кого сейчас называют «валютным ипотечником», я очень сочувствую тем, кто оказался сейчас с ипотекой в рублях, а также всем, кто не успел взять ипотеку, и потерял всякие надежды на собственное жилье. И, честно говоря, мне очень жалко людей, которые сейчас радуются падению другого, — если в их жизни не осталось иной радости, это даже хуже, чем валютный кредит.

Валютные ипотечники вновь осаждают приемную Госдумы

Группа валютных ипотечных заемщиков собралась в приемной Госдумы 18 апреля, чтобы побеседовать с руководителем рабочей группы по решению проблемы валютной ипотеки граждан Игорем Дивинским. Однако он не пришел на встречу, передает корреспондент Банки.ру. Разгневанные ипотечники отказались уходить из приемной до тех пор, пока Дивинский не встретится с ними. В качестве доказательства серьезности своих намерений заемщики взяли в заложники депутата «Единой России» Виталия Бахметьева, сообщает banki.ru .

«Мы останемся в приемной Государственной думы хоть до ночи. Мы настроены решительно и намерены дойти до конца. Если нас будет расстреливать Нацгвардия — пусть расстреливает. Депутат «Единой России» Бахметьев останется с нами в качестве заложника», — заявила представительница рабочей группы валютных ипотечников.

Одной из причин очередного пикета заемщиков стало решение Минфина избавить банки от необходимости начислять налоги на перешедшие им залоги в виде недвижимости. Благодаря этому банки смогут вернуть уплаченный налог — примерно 3 млрд рублей за 2016 год.

«Почему мы здесь? Потому что было принято одномоментное решение о том, что жилье, которое было отнято, в том числе у валютных заемщиков, не будет облагаться налогами. И нам интересно, почему это решение было принято «Единой Россией» так быстро и единогласно, а наш вопрос в течение 2,5 года не может быть решен», — возмущаются валютные заемщики.

«Мы готовы платить, но нас разоряют. Сейчас банки продают наше жилье после судебных разбирательств, а некоторые люди даже не знают, что их квартира уже продана», — комментирует ситуацию представитель рабочей группы.

На данный момент около 50 человек собираются провести ночь в стенах приемной Государственной думы.

Читайте также последние новости ипотеки

Молодые ипотечники Югры объявили о финише голодовки, начатой 5 сентября 2019 года, после общения с представителями власти ХМАО и уполномоченной по правам человека в регионе Натальей Стребковой. Стороны договорились создать общественный совет по защите жилищных прав жителей автономного округа.

Ипотека для молодых семей под 2% годовых, ввести которую предложено на Дальнем Востоке, простимулирует строительство жилья в макрорегионе. Об этом заявил журналистам 6 сентября глава Минстроя РФ Владимир Якушев во время рабочего визита в Магадан.

Губернатор Амурской области Василий Орлов считает, что решение президента России Владимира Путина одобрить запуск ипотечной программы на Дальнем Востоке для молодых семей под 2% годовых, хорошо скажется на социально-экономическом развитии региона, поможет остановить отток населения и обеспечит молодыми.

Многодетным семьям помогут купить квартиру. На Южном Урале набирает обороты президентская программа “Семейная ипотека”. Кредит банки выдают с процентной ставкой в два с лишним раза меньше обычной – 5-6%. Разницу – компенсирует государство. Главные условия. Минимальный взнос должен.

Читайте так же:  Как получить президентскую стипендию

Банк России продолжит снижать ключевую ставку, пока не восстановятся темпы роста ипотечного кредитования, считает глава Минэкономразвития РФ Максим Орешкин.

Вице-премьер правительства Виталий Мутко рассказал журналистам, что потребуется некоторое время, чтобы эффект от снижения ключевой ставки ЦБ до 7 процентов дошел до ипотечных ставок.

О том, что в целом по России нужно снижать ставку ипотеки, заявил президент на встрече с дальневосточной общественностью в рамках ВЭФ-2019 на острове Русский.

Старший научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Александра Бурдяк в беседе с ФБА «Экономика сегодня» оценила пользу от ипотечных каникул.

С февраля 2019 года на Вологодчине стартовала программа ипотечного льготного кредитования. Правительство области взяло на себя обязательство по компенсации трех процентных пунктов от действующей ипотечной ставки, что позволяет существенно снизить финансовую нагрузку на граждан при приобретении ими жилья.

Снижение ставки по ипотеке для молодых семей на Дальнем Востоке до 2% поддержит рынок первичного жилья. Такое мнение высказал в четверг ТАСС руководитель комитета по строительству общественной организации «Опора России» Дмитрий Котровский.

Жизнь под курсом: кто решит проблему валютных ипотечников?

В последние недели января ипотечные заемщики приступили к «штурму» банков, в которых получали валютные кредиты. В экстренном порядке проводятся встречи банкиров и представителей штурмующих. Требования последних просты: стремительный рост курсов доллара и евро не позволяет им больше обслуживать кредиты. DailyMoneyExpert разбирался, почему заемщики вынуждены прибегать к крайним мерам и кто, в конечном счете, должен взять на себя ответственность за их положение.

«ДельтаКредит», «ВТБ 24», «Райффайзен Банк», «Москомкоммерцбанк», «Абсолют Банк» уже увидели своих клиентов в числе протестующих. На этой неделе аналогичные акции планируются в банке «Открытие», «Уралсибе», Банке Москвы, Альфа-Банке, Собинбанке, ЮниКредит Банке, Нордеа Банке, ОТП Банке.

Ситуация с валютными заемщиками обострилась в начале этого года, когда рубль возобновил стремительное падение. Отчаяние этих людей понятно: оформление ипотечного кредита в иностранной валюте происходило в стабильные времена, когда доллар стоил 30 руб. Тогда разработчики кредитных продуктов в банках активно предлагали ипотечные кредиты в иностранной валюте, и, казалось бы, беды ничто не предвещало.

[2]

Алексей Ходорыч, заемщик банка «Дельта Кредит», главный редактор «Классного журнала» рассказывает: «В те времена банки навязывали ипотеку в валюте. Ее с охотой предлагали тем, у кого, к примеру, не хватало средств на первоначальный взнос в рублях». Это подтверждает Илья Паймушкин, владелец ипотечного валютного кредита Сбербанка: «Брал ипотеку по программе „Молодая семья“. Банк предложил именно валютную ипотеку. Рублевую не согласовывали».

Средний ежемесячный платеж по валютной ипотеке при курсе в 30 руб. за доллар в рублях составлял от 30 до 50 тыс. руб. в мес. «Сегодня, — говорит Алексей Ходорыч, — мой ежемесячный платеж составляет больше 120 тыс. руб. в месяц. Сейчас идут судебные разбирательства между мной и банком, поэтому ипотеку уже не оплачиваю».

Илья Паймушкин рассказывает: «В 2008 году я взял кредит в Сбербанке России на покупку трехкомнатной квартиры в строящемся доме, площадью 92 кв.м. Кредит был оформлен в долларах США (курс доллара на тот момент был около 24 руб.). На тот момент квартира стоила 4,8 млн руб. С 2008 года по настоящее время в пересчете на рубли мною было выплачено по кредиту более 6,5 млн руб. (ежемесячный платеж составляет $1700). Все 7 лет я исправно оплачиваю все платежи по кредиту.

5 ноября 2015 года я обратился в Сбербанк России с заявлением и пакетом документов с просьбой о реструктуризации и возможности изменения условий кредита (перевод задолженности по кредиту из валюты в рубли).

18 ноября 2015 года Сбербанком мне было направлено уведомление, в котором были предложены условия изменения параметров кредита при переходе из валюты в рубли на следующих условиях: 12% годовых (вместо действующих 11,25%) и по текущему курсу доллара США на момент сделки. Согласно этим условиям, я должен выплатить еще 7,5 млн руб. основного долга и примерно такую же сумму процентов, что, в общей сложности, составляет более 15 млн руб. помимо уже выплаченных за 7 лет погашения кредита более 6,5 млн руб.».

Андрей Борискин, директор департамента розничного бизнеса Росгосстрах Банка, подчеркивает: «Драматизма добавляет тот факт, что у многих заемщиков это жилье является единственным. То есть, в случае, если банк как выгодоприобретатель реализует залог, заемщик и его семья останутся на улице. В этой связи, поведение людей, штурмующих офисы банков, нельзя назвать необоснованным».

Худой мир лучше доброй ссоры?

Навстречу клиентам решил пойти Совкомбанк, заявивший, что до конца текущего года им установлен предельный курс по обслуживанию ипотеки в валюте на уровне 60 руб. за $1. Сергей Хотимский, заместитель председателя правления банка, подчеркнул: «Осознавая совместную ответственность должника и кредитора за последствия ошибочного выбора валюты кредита, банк принял решение пойти на прямой убыток, но поддержать добросовестных заемщиков, оградив их от запредельного курса, сложившегося на сегодняшний день».

Такое решение, вероятно, поможет банку избежать больших убытков, которые связаны с тем, что люди не оплачивают ипотеку.

«Обычно во всех хозяйственных долларовых договорах того времени всегда прописывался максимальный курс для расчетов, — комментирует Андрей Борискин. — Например, в договоре аренды помещения в долларах всегда имелась фраза «по курсу ЦБ на момент оплаты, но не более, например, 45 руб. за доллар. Отсутствие каких-то фиксированных коридоров в договорах валютной ипотеки будет большим уроком не только для самих валютных ипотечников, но и для банков, которые сегодня вынуждены фиксировать колоссальную просрочку по данному кредитному портфелю».

Длительные судебные разбирательства, безусловно, невыгодны как для репутации банков, так и для их финансового положения: заемщики, подающие в суд, прекращают любые выплаты по кредиту.

«2 февраля в Мосгорсуде состоится апелляционное обжалование моего иска к банку „Дельтакредит“, — пишет на своей странице в Facebook Алексей Ходорыч. — Иск был отклонен Пресненским судом 14 октября 2015 года. Суть нашего с женой иска к банку — в признании ипотечного договора с банком „Дельта Кредит“ незаключённым. Как и все договора „Дельта Кедита“, заключённые до 2008 года, договор не содержал в себе рублевого эквивалента и не определял порядок оплаты в рублях. что нарушало российское законодательство (а именно, статью 317 ГК и ст.10 ЗоЗПП)».

Мария Ермакова, начальник управления внешних коммуникаций Абсолют-Банка, в котором ипотечные заемщики также искали справедливости, отметила, что на сегодняшний день в банке меньше 3% ипотечных заемщиков, так как с середины 2008 года кредитная организация перестала выдавать кредиты в валюте.

«Банк при обращении заемщиков и в Москве, и в Санкт-Петербурге с 2015 года неоднократно встречался с валютными ипотечниками, рассматривал их вопросы и предлагал решения, — продолжает Мария Ермакова. — Большая часть них реструктуризировала валютные кредиты или конвертировала валютную ипотеку в рубли в прошлом году».

Читайте так же:  Пособие по беременности и родам неработающим

Однако кредитным организациям приходится сталкиваться и с недобросовестными заемщиками. «Валютные заемщики требуют конвертацию по курсу 25–30 руб. за доллар, — отмечает Мария Ермакова, — некоторые откровенно обманывают журналистов, утверждая, что относятся к льготным категориям граждан Например, есть такие, кто берут опекунство над пожилой родственницей из другого города и перевозят ее в ипотечную квартиру в Москве, чтобы выдавать „легенду с ветераном“ за правду. Несмотря на то, что старушка никогда не оформляла валютную ипотеку на себя или своих родственников. У банка есть все документы, подтверждающие эти факты».

Мария Ермакова утверждает, что банк работает четко по закону и не может конвертировать долларовую ипотеку по курсу 25–30 руб. в ущерб вкладчикам, которые таким образом должны отвечать за ошибки ипотечных заемщиков, вовремя не конвертирующих в рубли валютную ипотеку, несмотря на то, что Абсолют банк неоднократно информировал их о такой возможности.

За круглым столом

Пока готовился этот материал, ипотечные валютные заемщики банка «Дельта Кредит» и его представители сели за стол переговоров, пытаясь решить сложившуюся проблему самостоятельно. Заемщики обратились к банку с требованием установить курс на уровне 30 руб. за доллар плюс 30%. Однако, по словам участника встречи, Алексея Ходорыча, руководство банка из-за начавшихся беспорядков отказалось пойти навстречу валютным ипотечникам, отметив, что каждый кредит будет рассматриваться в индивидуальном порядке. После встречи заемщики перекрыли 1-ю Тверскую-Ямскую улицу в Москве.

«Заёмщики на общем сходе сказали, что будут отказываться от таких условий. И не платить. И, фактически, объявили войну банку», — рассказывает Алексей Ходорыч.

«Банки, действительно, не идут навстречу заемщикам, — рассказывает Андрей Борискин, — и тому есть причина: убытки, которые придется возмещать. Сегодня, как известно, банковский сектор находится не в лучшей форме: прибыль упала в разы, многие финансовые игроки демонстрируют убытки по итогам 2015 года, банки сокращают расходы, персонал, оптимизируют сети и пр. В общем, банки не могут взять на себя еще и эти расходы, связанные с общей экономической ситуацией в стране, от которой сектор также пострадал».

Егор Иванов, старший аналитик Национального рейтингового агентства, отмечает: «Регулятор не может в приказном порядке обязать банки пересмотреть условия своих договоров с клиентами. ЦБ может дать общие рекомендации, но исполнять их или нет, в этом случае решает сам банк. К тому же предоставление валютной ипотеки банками было обусловлено их собственной структурой фондирования: у банков есть собственные валютные обязательства, которые они обязаны исполнять. Валютные заемщики же, в основном, требуют зафиксировать им курс на дату выдачи кредита, а это для банков — значительные убытки, потому что они не могут своим кредиторам сказать то же самое и попросить, допустим, валютных вкладчиков согласиться на конвертацию их долларового депозита в рубли, да еще и по курсу в 30 руб. за один доллар».

Когда третий — не лишний

Проблема возникает из-за того, что ни банки, ни заемщики, не могут пойти на серьезные уступки. В данной ситуации, казалось бы, необходимо привлечь и органы власти. Однако ей страдания ипотечных валютных заемщиков пока чужды.

В начале 2015 года, когда произошел очередной валютный коллапс, Банк России разослал рекомендательное письмо кредитным организациям, в котором предложил им реструктурировать валютную ипотеку, переведя ее в рубли. При конвертации Банк России предлагал использовать официальный курс иностранной валюты по отношению к рублю, установленный на 1 октября 2014 года — 39,38 руб. за доллар.

«Однако, — уточняет Андрей Борискин, — регулятор не дал рекомендаций банкам, каким образом покрыть убытки при реструктуризации валютной ипотеки по рекомендованному курсу».

«В целом, — отмечает топ-менеджер Росгосстрах Банка, — нарушений действующего законодательства со стороны кредитных организаций нет, и заставить банки нести убытки регулятор не может. Однако в моем понимании, регулятор должен более активно реагировать на эту ситуацию и предлагать банкам приемлемые варианты выхода из ситуации, так как это проблема не только самих ипотечных заемщиков и банков, но и государства, а соответственно, и Банка России как регулятора финансового сектора».

Власти отреагировали на протесты ипотечных валютных заемщиков. В среду, 27 января, премьер-министр РФ Дмитрий Медведев заявил, что правительство запускает программу помощи ипотечным заемщикам, оказавшимся в тяжелой жизненной ситуации. Как отметил Дмитрий Медведев, в конце декабря 2015 года на эти цели было выделено 4,5 млрд руб. Средства поступили в структуру, созданную в результате слияния АИЖК и Фонда развития жилищной сферы. Решит ли это проблемы валютных ипотечных заемщиков, — покажет время.

Эксперты уверены, что акции протеста будут возрастать по мере дальнейшей девальвации рубля и массовой реализацией залоговых квартир банками.

Очевидно, что данную ситуацию решить просто необходимо. В диалоге между сторонами, которым просто неоткуда взять средства на исполнение собственных обязательств, явно не хватает третьей стороны, которая наравне со всеми должна взять на себя часть расходов и зафиксировать убытки.

«Более того, надо четко понимать, — рассуждает Андрей Борискин, — что эта проблема не только и не столько экономическая, она имеет социальный характер — люди со своими семьями добросовестно платили по кредиту до наступления глубокой девальвации, далее они могутлишиться единственного жилья и тех денег, которые они уже заплатили. Кто-то, возможно, Банк России, Общество по защите прав потребителей или еще какая-то госструктура, должен взять на себя инициативу по решению это проблемы и претворении этого решения в жизнь».

Видео (кликните для воспроизведения).

Богдан Зварич, аналитик группы компаний «ФИНАМ», согласен, что банкам и заемщикам необходимо искать компромисс. «При этом, — отмечает аналитик, — он вряд ли может быть связан с рекомендованным курсом ЦБ».

Источники


  1. Лазарев, В. В. Теория государства и права / В.В. Лазарев, С.В. Липень. — М.: Юрайт, Юрайт-Издат, 2012. — 640 c.

  2. Матузов, Н. И. Теория государства и права / Н.И. Матузов, А.В. Малько. — М.: Дело, 2013. — 528 c.

  3. История и методология естественных наук. Выпуск 26. Физика. — М.: Издательство МГУ, 2011. — 200 c.
  4. Миронов, Иван Суд присяжных. Стратегия и тактика судебных войн / Иван Миронов. — М.: Книжный мир, 2015. — 672 c.
  5. История и методология юридической науки. — М.: ИВЭСЭП, 2014. — 564 c.
Валютные ипотечники останутся со своими проблемами наедине
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here